«Гель-лак придумал мужик, наращивание придумал мужик». Мужчины — о своей работе в бьюти-сфере

Вы успешно подписаны на новые материалы.
Настроить параметры подписки.
Неправильный e-mail. Указать другой.
Такой E-mail уже зарегистрирован. Авторизуйтесь, если это ваш адрес или укажите другой.
Ой! Что-то пошло не так. Попробовать ещё раз.
  • Следите за нами
    в социальных сетях:
  • 5 сентября
Анна Боклер поговорила с двумя мужчинами, работающими мастерами маникюра, о том, почему они пришли в бьюти-сферу и каково это — работать на территории, которую многие считают «женской». А Ксения Фирсова сняла Назара и Александра в рабочей обстановке.
Назар Кавинский, @kroconails
Год назад у меня были сложные времена: сидел дома и искал работу. Однажды договорились встретиться с подругой, она тогда обучалась на мастера маникюра. Я присел подождать ее в коридоре школы. Мне руководитель говорит: «Заходи, что ты будешь два часа сидеть без дела?» Я посидел, порисовал на типсах, все оценили, поговорил с подругой — и принял решение обучиться.
Денег не было вообще, поэтому меня научила подруга, когда получила диплом, ну и сам я много тренировался.
Первым местом, куда я пришел набираться опыта, был салон «Пилки». Руководительница была в восторге, что к ней наконец пришел работать парень. Встречались единичные проявления сексизма со стороны клиенток, когда девушки, увидев меня, говорили: «К парню не пойду, дайте мне другого мастера». Я не обижаюсь на это, просто понимаю, что это не мои люди, мне они не нужны. Мне самому будет некомфортно с людьми таких взглядов.

В салоне мне не хватило возможности поддерживать чистоту: у тебя нет персонального стола, сколько ни отмываешь место после себя, потом садишься — снова грязно. У меня легкое ОКР: боюсь грязи и бактерий. Это сказывается, конечно, на чистоте у меня в кабинете. Все расходники, включая кисточку для пыли, отдаю клиенту сразу после маникюра, чтобы никто из клиентов не напрягался на тему того, что я могу воспользоваться дважды одним инструментом. В общем, в «Пилках» продержался несколько месяцев и попросился в команду к моей знакомой. Она арендует это помещение, помогает в профессии. Сейчас мы делим этот лофт по дням, не пересекаемся.

Весь этот год я активно веду инстаграм. Раскручиваю себя именно как бренд. Выкладываю дизайны. В первые дни карантина мы закрылись, все месяцы пандемии я просидел дома в изоляции. Тренировался на себе, маме и бабушке. Старался не забрасывать инстаграм, поэтому себе делал ногти каждые несколько дней, разрабатывал интересные дизайны и выкладывал фото.
Мне нравится разрабатывать узнаваемые фишки для своего аккаунта. Например, придумал выкладывать время, когда ко мне можно попасть на неделе, на фоне популярных заставок и видео. Недавно увидел тот же прием у знакомой мастерки маникюра — заблокировал.
Конечно, сейчас в России можно выделяться уже только тем, что ты парень и классно красишь ногти.
Но мне хочется строить свой бренд на большем: дружеская атмосфера, самые классные авторские дизайны и тотальное соблюдение правил гигиены.

Я не суперклиентоориентирован в том смысле, что не гонюсь за количеством рабочих часов и денег. У меня нет клиентов — ко мне ходят друзья. Даже если мы не виделись раньше, то стараюсь начинать с чая и дружеской атмосферы. Ты приходишь сделать крутой особенный дизайн, утвердить свой стиль и отлично почилить.

Сейчас ко мне в основном приходит молодежь. Девушки — сделать дизайн, парни чаще на маникюр без покрытия — то, что в салонах всё еще называется сексистским словосочетанием «мужской маникюр». Я стараюсь не делать никаких гендерных различий — у меня одинаковый прайс для всех, цена зависит только от покрытия и сложности дизайна. В среднем полторы-две тысячи.

Если парень хочет сделать маникюр с дизайном, мне кажется, ему лучше прийти сюда и провести пару часов во френдли-обстановке. В салонах, мне кажется, с этим еще не всё окей.
Я перфекционист, постоянно стараюсь повышать скилы в маникюре. В дизайне нравится придумывать что-то свое, брендовое. Рисовать кисточкой не очень выгодно с точки зрения временных затрат и рисков накосячить. Так что в основном я придумываю интересные сочетания стэмпингов, еще этим летом у меня вышли слайдеры — небольшие наклейки по моим эскизам.

Каждый разработанный дизайн для меня — отдельное событие, но если говорить про что-то особенно запомнившееся, то выиграл в чемпионате по дизайнам от одного бренда. Это были прозрачные ногти с черепами и зеркальными языками пламени, некоторые элементы соединялись настоящими маленькими цепями.
Пройти курс дизайна и хорошо работать недостаточно. Это скоростная индустрия, надо быстро схватывать тренды, иначе просто не удержишь рейтинг.
Например, перед карантином был бум на корейские дизайны — объемные украшения, камни, стразы. Я всё учился их делать... а летом уже на пике снова более спокойные вещи.

Я работаю примерно три дня в неделю, за день принимаю четырех человек. Каждый маникюр в среднем занимает два с половиной часа, плюс 15–30 минут навести порядок на рабочем месте. Деньги — это приятный бонус, но часто делаю маникюр по бартеру, например за татуировку или за рекламу у блогеров.
Моя зарплата обычно получается в два-три раза выше средней по городу. Это спасло меня на время карантина: какие-то деньги были накоплены и позволили нормально прожить несколько месяцев. Правда, в какой-то момент деньги стали заканчиваться, и я выставил в инстаграм сертификаты на маникюр. За час купили шесть, и я закрыл продажу, чтоб не отрабатывать потом свои долги слишком долго.

Мне регулярно звонят или пишут в директ с предложением выйти на работу в какой-нибудь открывающийся салон. Есть достаточно крутые предложения, но моя задача сейчас всё-таки — раскручивать самого себя.

Когда оказываюсь в новой компании, всегда открыто говорю, что работаю мастером маникюра. Обычно реагируют в духе: «Вау, а сделаешь мне ногти?» С агрессией на эту тему никогда не сталкивался. Но у меня, в принципе, неплохая закалка: первые 17 лет жил в Каспийске. При этом всегда был творческим, не стремился следовать чужим установкам, поэтому какие-то проблемы, конечно, были. Сейчас приезжаю редко. Подруги по школе пишут, мол, классная работа, запишемся на маник, как приедем. Друг у меня в Дагестане остался один, но он, по-моему, не знает, кем я работаю.
Меня действительно удивляет, что до сих пор можно услышать словосочетание «бабская работа»: гель-лак придумал мужик, наращивание придумал мужик.
Один раз бомбануло и ответил одной девушке на подобный комментарий в инстаграме: «Ты сама это пишешь, сидя в футболке Тома Фарра, носишь платье Баленсиаги с сумочкой Луи Виттона, — с чего вдруг мужчины не могут быть в бьюти-индустрии?» Я ненавижу любого рода притеснения, и, конечно, это напрягает.

В будущем хочу, конечно, открыть свой кластер, где можно было бы сделать массаж, татуировку, стрижку, маникюр, ресницы. На позицию мастера маникюра, возможно, хотел бы взять начинающего мастера, передать ему весь опыт. Мы с коллегой должны были арендовать пространство уже этой весной, но пандемия и кризис всё скорректировали, так как, по слухам, грядет вторая волна — пока не будем рисковать.
Александр Андреев, @andreev.fix
Александр в индустрии не один год, образ байкера — мастера маникюра цепляющий, СМИ уже неоднократно обращали на него внимание. «Но толку? Клиентов от этого не прибавляется. Написал один после передачи “Мужское и женское”, но, как только договорились о времени маникюра, сразу стал предлагать секс. Я отменил запись. Получилось, что зря потратил время просто», — говорит Александр. Мы сидим в комнате на северной окраине Петербурга, среди штативов, бутылок с машинным маслом и дипломов за окончание курса по бьюти-практикам. В углу стоит сухожар, в центре комнаты — рабочий стол с инструментами для маникюра и лаками.
Я всегда следил за своими руками, умел какие-то базовые вещи: аккуратно подпиливать, убирать кутикулу. У меня, вообще, давно проблемы с ногами, от этого возникала жалость к себе, ее, вроде, нужно было как-то сублимировать, повышать самооценку. Играть в футбол я всё равно не могу, зато могу сделать себе руки лучше, чем у всех остальных. В сентябре 2015 я пошел учиться к своей знакомой — в любом случае искал сидячую работу, так что было без разницы…
Рассказал всем друзьям, знакомым. Кто близко жил — стали приходить на пробный бесплатный маникюр, так появились первые клиенты. Потом пришли их знакомые, и появился стабильный доход, правда достаточно небольшой.

Я беру 800 рублей за маникюр с покрытием, это очень средняя по городу цена, так что какая-никакая клиентская база всё-таки сохраняется даже при переездах. В основном делаю однотонный гель-лак, на дизайны особенно не ставлю акцент. Сам разрабатываю какие-то небольшие рисунки, но не люблю заниматься чем-то суперсложным по два-три часа. Мне кажется, у нас не привыкли платить за искусство, а ресурсов это дело затрачивает очень много. Я веду инстаграм и социальные сети, показываю свои работы, но за количеством подписчиков особо не слежу: есть — уже хорошо.

Я так и продолжаю работать на дому, сам по себе, устраиваться куда-то в салон не собираюсь.
Я работаю в такси, работаю фотографом, занимаюсь шугарингом, ламинированием бровей. Сам строю расписание и всё это совмещаю.
В салоне точно будут какие-то перерывы между клиентками, а так бездарно тратить время я не хочу.

Еще сейчас работаю в пансионате для пожилых людей. Но это я воспринимаю так: у водителя прокололось колесо на дороге, он останавливает тебя и просит помочь за 100 рублей. То есть такая подработка-помощь. Еще, конечно, есть родственники и близкие, с кого не беру денег.

У меня в окружении никто особо не удивлялся выбору профессии. Бывшие одноклассники наоборот все говорили, что, мол, классно, ты молодец. В школе-то я был двоечником. Как мастер маникюра я никогда не сталкивался с какими-то стигмами. Женщины укладывают шпалы, мужчины делают маникюр. Надеюсь, лет через 10 уже все поймут, что это не странно, а пока мне прикольно быть таким уникальным. Среди постоянных клиентов больше девушек, но есть и мужчины, которые регулярно приходят на маникюр и педикюр — как правило, без покрытия.
Конечно, я думал иногда, что хотел бы иметь небольшой салон, где всё сделаю, как хочу я сам. Мне кажется, всё нужно сделать сразу основательно и правильно. Для этого мне понадобилась бы сумма от двух миллионов, а таких денег попросту нет. Надо, по-хорошему, квартиру на первом этаже, переведенную в нежилое, с ремонтом под салон, с выходом на улицу, условно в центре... Каких-то коллабораций устраивать не хочу... Считаю, что друг всегда может стать врагом.

У меня знакомый в этом году готовился к открытию собственного салона, влил в это 400 тысяч, вспыхнула эпидемия, и все деньги пропали. У меня нет уверенности, что не получится какая-то похожая ситуация, поэтому как-то пока не думаю про открытие своего дела. Понимаю, что сейчас всё выглядит так: сидишь до конца жизни в одну харю красишь ногти. Звучит грустно, но если заработаю деньги, всё поменяю.

Текст: Анна Боклер

Фото: Ксения Фирсова

Редактор: Ирина Филатова

Корректор/литредактор: Варвара Свешникова

Следите за новыми публикациями так, как вам удобно: подпишитесь на наш канал на «Яндекс.Дзене».
Понравилась статья? Поделитесь ею с друзьями в социальных сетях.
Охранник срочно
Спектр групп-А
60 000 – 90 000 руб.
Комплектовщик срочно
"АВС АНАЛИТИКА" Образование / Наука
35 200 – 49 600 руб.
Упаковщик/ца (вахта) срочно
ПроПерсонал Производственное объединение
68 000 – 84 000 руб.
Охранник срочно
ООО ЧОП "Материк" Охранное предприятие
51 000 – 64 000 руб.
Мастер / Мастер-стажёр
Сервисный холдинг "Столица" Ремонтно-строительная компания
80 000 руб.
Повар
НИКС Оптово-розничная компания
55 000 – 70 000 руб.
Стоматолог-универсал
Golden medical club, ООО Медицинский центр
55 000 – 120 000 руб.
Шеф-повар
КуулКлевер Розничная сеть
92 000 руб.